Про длинно-нудные статьи в Интернете читатели пишут, как известно, «много букофф». А в этом тексте будет «много цифрофф» − заранее предупреждаю тех, кто решится читать. Потому что речь пойдет про наше все – про деньги и их обладателей.

Журнал «Финанс» напечатал очередной, седьмой ежегодный список российских миллиардеров – 2010.

Интерес к этим рейтингам давно поутих, и это вполне естественно.

Вот они сообщают живую сенсацию: на первое место в их рейтинге вышел не Прохоров (2009) и не Дерипаска (2007−2008, с точным прогнозом журнала: «необходимо привыкать к тому, что лидерство Олега Дерипаски – это всерьез и надолго»), и не «народный Абрамович» (2004−2006), а неведомый народу Владимир Лисин с 18 800 000 000 долларов (в 2009-м лидер рейтинга имел 14 млрд, в 2008-м – 40 млрд).

И чего?!

Вот, болеем за Плющенко или Шарапову – ну, так они хоть движутся красиво. Честная борьба (или ее иллюзия). И, опять же, «честь страны» и всякое такое…

Вот болеем за политиков – своих, чужих (иногда даже болеем действием, когда бросаем бюллетени «за» или «против» того или иного орла). Ну, так ведь при всей бесконечной удаленности «предмета страсти» он хотя бы выкаблучивает перед своими поклонниками, старается «быть ближе». Опять же, пиарщики из кожи лезут, ваяют образ «простого парня», или «отца нации», или «одного из нас», или «шибко умного»… Ну, театр – имеем право поаплодировать со своего райка.

А тут-то что?

Любопытная зависть? Абсурдное чувство «сопричастности»?

Тут уж точно – любовь без взаимности. Миллиардеры – за редчайшими исключениями, типа А. Лебедева – не нуждаются в нашем внимании. Им и без нас сладко.

Тем более очередной избранник «Финанса» − ну самый обтекаемый.

Не плейбой. Не близок к власти. Даже не еврей. Ну, совсем ничего − «нет, не был, не состоял». Не ухватишь – ни с какого бока. Правильный во всех отношениях, особенно на фоне действительно заметных Прохорова, Дерипаски, Абрамовича …

Но так решила судьба в лице «Финанса». Быть посему!

В общем, оправдание сегодняшнего интереса к рейтингу «Финанса» может быть только одно – в чем-чем, а вот в этих соревнованиях Россия и правда преуспела!

Даже по рейтингу «Форбс» (т.е. без учета теневых капиталов, чиновников и т.д.) наша страна – на третьем месте в мире (2008) по числу долларовых миллиардеров. Ни в одном другом соревновании с миром мы до таких высот не поднялись – популярная версия, кстати, заключается в том, что вот ровно поэтому и не поднялись…

Ну, как бы там ни было, хотя бы по этой причине и стоит присмотреться к «бегу в мешках с золотом». Что и сделаем.

Рентген кармана

ЧТО, собственно, считают (здесь и ниже все цифры даны в долларах)?

Как что? Деньги, барахло… Ну, словом – кто богаче всех!

На самом деле, это, конечно, совсем не так.

Считают, как известно, не деньги, т.е. кэш, недвижимость, коллекции и т.д. в оценки капитала не входят.

Именно все это – конкретное, «интересное», гламурное − можно пощупать, обзавидоваться.

Считают же совсем другое – стоимость акций или капитализацию компаний, принадлежащих данным магнатам. Если компания не публичная, акции не торгуются, то оценка производится косвенно – по обороту, прибыли, цене основных фондов и т.д. Так измеряется «капитализация капиталиста». Разумеется, она как-то связана с кэшем, недвижимостью и т.д. – считается, что стоимость последнего «в норме» составляет 5−10% от капитализации бизнеса. (А у «нормальных людей» наоборот – недвижимость и есть наше главное богатство, да еще и часто взятое в кредит).

Капитализация отражает не «богатство» в бытовом смысле, но ВЛИЯНИЕ в бизнесе. А ведь это и есть самое главное – куда важнее, чем сколько денег шуршит в кармане. Конечно, реальное бизнес-влияние в нашей стране зависит не только от финансового, но (и в первую очередь!) от административного ресурса. Но и «мощь капитализации» не стоит недооценивать.

Совершенно безразлично, кто под каким порядковым номером представлен в первой десятке, состав которой вообще мало меняется годами. Все те же Лисин-Прохоров-Абрамович-Потанин-Фридман-Керимов-Дерипаска-Алекперов-Мордашев-Усманов… Чужие здесь давно не ходят. Но важно, что это – ПЕРВАЯ десятка: определенный бизнес-класс, ранг, довольно резко отличающий первую десятку от второй, вторую от третьей и т.д. Люди меняются местами, но в пределах своей весовой категории. Ее и показывают рейтинги. А переходы из категории в категорию случаются редко.

При этом надо иметь в виду, что не только в сознании нашего общества, но и реально в экономике роль миллиардеров в нашей стране куда больше, чем на Западе.

Дело в том, что у нас господствуют крупные компании, − так строили «советскую экономику».

Вместе с тем очень мало среднего и мелкого бизнеса – так строили «рыночную экономику».

В результате очень высока концентрация богатства. Что и видно даже по этим национальным спискам.

Еще поучительнее сравнение капитализации магнатов и ВВП страны.

Так, в Канаде за 2009 год ВВП, по данным The World Factbook (по паритету покупательной способности) – 1,287 млрд, ВВП на душу населения – 38 400 долл. При этом совокупный капитал 55 миллиардеров – 138 млрд, чуть больше 10% ВВП.

Во Франции ВВП – 2,635 млрд, на душу населения – 32 800 долл. Совокупный капитал 42 миллиардеров – около 170 млрд, меньше 7% ВВП.

У нас ВВП страны – 2,103 млрд, 15 200 долл. − на душу населения. Совокупный капитал 77 миллиардеров – 336 млрд, больше 16% ВВП. А общий капитал 500 богатейших людей России – больше 450 млрд, более 25% ВВП.

Конечно, валовый ПРОДУКТ и КАПИТАЛ − это два принципиально разных параметра экономики. Но их сравнение дает представление о степени концентрации национального богатства.

Сколько их

К тому же надо иметь в виду очевидную неполноту списков.

Причем, полагаю, в России их составить значительно труднее, все-таки наша экономика куда менее прозрачна.

Если первая десятка более или менее точна, то чем ниже вниз по лестнице, тем больше людей прячется в тени. И выходят из тени иногда только после «выноса тела». Так, «в списках не значился» владелец «Транс Нафта» Владимир Кондратюк. О нем мы вообще узнали лишь несколько дней назад, когда он по неизвестной причине застрелился. СМИ тут же оценили покойника в 1 млрд долл. И если даже приукрасили, то наверное, не в 10 же раз…

Есть и СИСТЕМНЫЕ пропуски в списке «Финанс».

Совершенно не представлен медиабизнес. Опустим деликатную тему с ТВ – кто там на госканалах чем реально владеет… Но вот уже вполне легальный бизнес.

Скажем, Павел Гусев – не просто редактор, но и владелец издательства «МК». «Порог отсечения» в списке «Финанс» − 110 млн. Очевидно, что «МК» стоит гораздо больше. Непонятно, почему не попал в список г-н Родионов – владелец одноименного издательского дома.

Совершенно не представлено кино, шоу-бизнес. Неужели Никита Сергеевич, Иосиф Давыдович, Зураб Константинович, Алла Борисовна стоят дешевле 100 млн, когда их западные коллеги имеют состояния в десятки раз больше? А наши продюсеры – Пригожин, Матвиенко, Крутой – неужели НИКТО из них не настолько крут, не потянет на 100 млн?

Из других известных бизнесменов – навскидку – нет Умара Джабраилова. Почему-то нет Александра Жукова-Радкина. Между тем, хоть этот тесть Абрамовича и много беднее зятя, но если верить СМИ, на сотню миллионов все же потянет. Далее, «обидели юродивого, отняли копеечку» − исключили из списков всех эмигрантов во главе с нашим дорогим Борис Абрамычем (англичане насчитали ему свыше 700 млн еще в 2009-м, сейчас и на добрый миллиард потянет), а ведь российского гражданства его никто не лишал. Да и основные его бизнесы – предполагаю – на любимой Родине… А экс-юкосовцы – Невзлин, Брудно, Дубов, Шахновский или раскаявшийся юкосовец Голубович?

Но самая туманная история – с чиновниками.

Понятно, здесь вопросы деликатные.

Опускаем слухи, которые ходят в СМИ про экс-министров Лесина или Реймана. Но даже по вполне официальным декларациям доход за 2008 год у вице-премьера Хлопонина около 26 млн, у министра Трутнева – свыше 13 млн. Можно допустить, что капиталы, с которых они получают такие доходы (ведь бизнесом они не занимаются), где-то в районе тех же 100 млн. Губернатор Самарской области В. Артяков указал доход за 2006 год около 50 млн (тогда он был гендиректором АвтоВАЗа).

А депутат ГД Владислав Резник, председатель комитета по финансовым рынкам, еще в декларации за 2006 год одних вкладов в банки указал почти на 100 млн. Ненамного отстал и его коллега по Думе коммунист С. Муравленко. Их тоже почему-то обошли составители рейтингов.

Да и ветераны … Опускаем разговоры про Черномырдина («что найдете – все ваше», сказал наш знаменитый автор афоризмов), но еще в 2004-м «Форбс» насчитал состояния Вяхирева и Шеремета свыше 1 млрд у каждого. Акции Газпрома с тех пор многократно подорожали, почему же экс-менеджеры Газпрома резко обеднели? Вроде, никто у них акции не реквизировал… Непонятно это.

Вообще, в списке нет ни одного менеджера ни единой госкомпании, хотя только официальные зарплаты и бонусы при умелом вложении в акции могли бы дать искомые 100 млн.

Я понимаю авторов «Финанса» − судебные иски им не нужны. Мне они нужны еще меньше, поэтому обойдемся без фамилий. Но чтобы точнее оценить РЕАЛЬНОЕ количество людей, стоящих от 100 млн и выше, можно, мне кажется, ввести две поправки.

Первая. Каждый год списки «Финанс» обновляются примерно на 25%. Затем многие возвращаются. В общем, за семь лет, что списки публикуются, всего в них попало около тысячи имен. Если мы добавим еще подводную часть айсберга – еще добрых 500 имен – полагаю, не слишком ошибемся и очертим реальный круг владельцев крупных (от 100 млн) состояний в России. Конечно, их совокупная капитализация не в три, но, полагаю, где-то в полтора раза больше той, что сегодня дается в «Финансе» и сравнима где-то с 40% ВВП.

Вокруг же этой Вертикали богатства располагается «средний класс миллионеров» − население Рублевки (и региональных рублевок). 30−40−50 тысяч человек, чьи легально-нелегальные бизнесы стоят свыше 10 млн долл. Основная часть правящего класса страны – предприниматели, чиновники (в т. ч. силовые), верхушка наемных менеджеров, попсы, с редкими вкраплениями других профессий.

Те, на кого задрав голову смотрит вся Россия, – с любопытством, завистью, восхищением, ненавистью… Все как во всех странах. Ну, может эмоции чуть посильнее.

Кто они

Теперь заполним анкету.

Пол – безусловно, м.

Прекрасная половина от топ-500 составляет лишь 12 человек. Причем из этих очаровательных дам резко выделяется одна – Елена Прекрасная, Е. Н. Батурина.

Выделяется не только размерами – 2,2 млрд (№ 47 рейтинга), а следующая дама уже № 177 с капиталом в 450 млн. Еще важнее то, что только одна Е. Н. является единоличной владелицей и главой бизнеса. Все остальные дамы − совладелицы или миноритарные акционеры, причем очень часто родственницы (жены, вдовы) основных владельцев (а Ирина Абрамович – бывшая жена − получила 300 млн отступных).

Е. Н. выгодно отличается от своих товарок именно тем, что бизнес, как всем известно, создала сама, муж никакого отношения к нему не имел и не имеет (разве что ее компанию проверяют строже других).

Возраст. Важнейшая категория.

Русский крупный бизнес стареет не по дням и не по часам, а просто по ходу времени – эти списки годами очень слабо обновляются, а новые имена, как правило, «хорошо забытые старые», были в том же рейтинге пару лет назад, потом выпали, потом вернулись. Этот крупный бизнес в основном варится в собственном соку. «Как молоды мы были, как верили в себя» − 10−15 лет назад, когда формировалось ядро русского бизнеса, он был на те же 10−15 лет моложе, в середине 1990-х его делали 30−35-летние люди. Они и сейчас молоды, по западным меркам. Всего 181 (36%) старше 50 лет, 52 человека (10%) моложе 40, а основная масса, больше половины – между 40 и 50. Но если обновление будет идти так же скупо и трудно, как сейчас, то через каких-то 10 лет у нас будет уже пожилая бизнес-элита. А для обновления бизнеса нужны новые отрасли, прорывы, та самая модернизация…

Национальность. Пункт, неизменно пользующийся успехом.

Распространенный миф, что «РУССКИХ олигархов нет», под давлением ОЧЕВИДНЫХ фактов трещит, но все равно присутствует в обществе. Я не имел под рукой аппарата гестапо, чтобы проверить национальность бабушек, столь важную для понимания бизнеса их внуков, но на глазок русских в списке больше 60%. Крайне волнующий определенную категорию людей «еврейский полк», действительно, велик – «фонетических евреев» немного меньше 20%. Есть также и все основные нации, живущие в РФ: татары, армяне, украинцы, чеченцы, азербайджанцы, лезгины (почему-то из всех народов Дагестана именно они представлены больше всех), башкиры, ингуши, немцы, греки…

А вот что и правда интересно в национальном составе – практически полное отсутствие ИНОСТРАНЦЕВ.

Так же обстоит дело – насколько я могу судить – в большинстве стран СНГ, в государствах Европы, Азии. Но не везде.

В США и Канаде в бизнес-элите широко представлены эмигранты – в том числе, кстати, из СССР (создатель Google Сергей Брин – лишь один нам хорошо известный пример). Еще шире эмигранты присутствуют в бизнес-элите Англии, начиная с Лакшми Миттала, целого ряда норвежцев, голландцев, ну и, конечно, выходцев из России. В Австралии и Юго-Восточной Азии сильные китайские кланы.

В дореволюционной бизнес-элите сильнейшие позиции занимали немецкие (Кнопы, Кениги, Вогау), шведские (Нобели), французские (Жиро), швейцарские (Енни) и т. д. бизнес-кланы. Шло ли это на пользу «капитализации России»? Несомненно. Как сейчас на пользу англосаксонским странам работают те эмигранты, кто там работает. Хотя общего закона нет: тот же Китай или Япония, Германия или Италия обходятся без эмигрантов. Как бы то ни было, в России иностранные крупные бизнесмены не приживаются. Ни одного из них нет и в топ-500 (хотя, скажем, Борис Йордан вполне мог бы туда попасть).

Налицо другая тенденция – многие фигуранты списка де-факто живут не в России. Англичане, скажем, включают в свой rich-list Абрамовича, Усманова, Гуцериева, в Швейцарии живут Вексельберг, Рыболовлев, Кантор, в США – Вавилов… Перечислять можно бесконечно, ведь почти (?) все имеют дома в Лондоне, пентхаузы в Нью-Йорке, шале на Лазурном берегу, замки в Шотландии (Лисин) и т.д., там живут их семьи, они там проводят львиную часть времени. Ну, а постоянное место жительства – в самолете. Что, впрочем, характерно для всей современной бизнес-элиты.

Образование.

На самом деле – пустой пункт. В 1990-е «диалектику учили не по Гегелю» − в СССР «на бизнесменов» не учили.

И тот факт, что больше всего в этом списке выпускников МГУ (22), затем Финансового института (18), Института народного хозяйства, «Плешки» (17), МГИМО (13), Института управления (13), Института стали и сплавов (12), нефтехимической и газовой промышленности (11), МАИ (11), МФТИ (8), говорит, скорее, об интересах (к экономике), удачной сфере деятельности (нефтехимия), интеллекте (сильный – поучись-ка в МФТИ или на физфаке МГУ), связях (МГИМО), а не о пользе от конкретных вузов.

Конечно, сегодняшнее поколение бизнесменов учится совсем иначе, в нормальных бизнес-школах. Но пока что никто из этих выпускников не поднялся выше высокооплаченного менеджера выпускников советских вузов.

Источники богатства

«Финанс» разделил топ-500 по источникам богатства на несколько категорий.

Быстро растет категория «наследство, родственные связи». Сегодня в ней всего 16 человек, 3%. Конечно, это ничтожная цифра, в США таких до 40%, в Европе – больше 60%. Конечно, русские бизнесмены еще молоды, но, увы, смертны – и смена поколений неизбежна…

Соответственно, уменьшается другая категория – «красный директор», приватизировавший «свое» предприятие. Сейчас их всего 15 из 500… Крупнейший – Вагит Алекперов, бывший замминистра нефтяной промышленности СССР.

Между прочим, малое число «красных директоров» вносит коррекции в миф о «номенклатурном капитализме».

Идея эта (я, кстати, считаю себя автором этого термина, который предложил еще в 1990 году), крайне популярная в народе, заключается в том, что, мол, «советская номенклатура» мечтала захватить госсобственность, которой она управляла, перевести ее в свое частное владение – ради этого и сделали «революцию 1990-1991».

Возможно, НАМЕРЕНИЯ правящей элиты такими и были. Но они недоучили, что собственность – штука скользкая, а удержать ее не так-то просто … В общем, цифры – упрямая вещь! 15 человек из 300…

Конечно, большинство «красных директоров», как и советских министров, далеко не нищие, за 1990-е годы они «приподнялись», но отнюдь не они «банкуют».

А кто?

Третья категория – «приватизация, создание бизнеса при помощи покровителей». Вот тут уже куда гуще – 177 человек, почти 36%!

Больше того, все с № 1 по № 33 (за исключением того же Алекперова) – как раз из этой категории.

И среди этих «приватизаторов России» нет прямых родственников высших сановников! (Дерипаска вошел в семью Ельцина уже будучи миллиардером). По происхождению это – советский вышесредний класс (Потанин − сын торгпреда в Новой Зеландии, Усманов – сын прокурора Ташкента, отец Авена был член-корром АН СССР и т.д.) и вполне средний класс. Нет, тут не право рождения, а энергия, удача, обаяние – словом то, что последние 10 000 лет помогает добиться успеха в этой жизни. Другое дело, на что направлено это обаяние… А на что, собственно? На знакомство с нужными людьми (например, с дочерью Ельцина дружил Абрамович). Ну и что? Опять же – все как везде, последние 10 000 лет…

Так что номенклатура предполагает, а рынок (пусть и рынок связей-взяток) располагает. Нет, не в свой карман провела приватизацию высшая советская элита! Конечно, среди приватизаторов блещут имена Урала Рахимова, Радика Шаймиева, Сергея Матвиенко (в прежних списках был и сын экс-губернатора Самарской области Титова), но это все-таки не дети той высшей советской номенклатуры, которая начала уничтожение госсобственности и «переход к рынку».

Безусловно, наш капитализм – номенклатурно-сырьевой, захватить и сохранить собственность, не пришив ее к карману крепкими номенклатурными нитками, в России невозможно. Тем более открыто-номенклатурный характер имеет сегодняшний капитализм чиновников. Но я просто хочу подчеркнуть тщету «старых номенклатурщиков» − княжит и володеет «новая русская номенклатура», слабо связанная с 1980-ми, родившаяся из нефтегазовой пены безумных 1990-х.

Третья и основная категория – «создание бизнеса с нуля».

Таких людей уже много больше 50%, собственно, это основной класс миллиардеров и мультимиллионеров.

Здесь все очень по-разному.

Во-первых, речь почти не идет о создании новых ПРОИЗВОДСТВ. Как правило, «создание с нуля» − это не «капиталистические стройки», а перестройки, переструктурирование бизнеса. Например, создание новых торговых сетей, на базе (первоначально, во всяком случае) уже имевшихся магазинов или строительных организаций и т.д.

Во-вторых, «ноль нулю рознь». Возьмем первого из пионеров – Андрея Молчанова (3, 15 млрд, № 34 рейтинга). Этот член СФ от Ленинградской области в 20 с небольшим лет создал крупную строительную фирму в Петербурге. Создал с нуля, но едва ли ему помешал тот факт, что его отчимом был тогда вице-губернатор Петербурга…

Понятно, что вице-губернаторов много, а миллиардером стал один Молчанов, но, может быть, как раз «сдвинуться с мертвого нуля» ему помог исходный импульс?

В-третьих, есть и правда предприниматели, которые все начали с нуля.

Как правило, речь идет о НОВЫХ ОТРАСЛЯХ, которых просто не было в СССР.

Самый яркий пример тут, бесспорно, Евгений Касперский (капитал вместе с женой – свыше 1 млрд). Он чуть ли не единственный, кто создал в России новый бренд, причем ИМЕННОЙ бренд − «лаборатория Касперского». Его антивирусы идут на экспорт, и в мировом хай-теке он вполне популярная личность. Не Гейтс, Джобс или Брин, но фигура абсолютно узнаваемая, самодостаточная.

Вообще же людей в хай-теке (мобильная связь, создание интернет-сайтов, программных продуктов и т.д.) занято ни много ни мало 47 человек, почти 10% из списка. Правда, их много меньше, чем занятых в недвижимости, торговле или сельском хозяйстве (самые популярные сферы). Правда, капитализация их компаний во много раз меньше, чем у нефтяников или металлургов. Правда, всего для 18 из 47 этот бизнес является главным или вообще единственным. Правда, мало кто из них создает свои, оригинальные продукты.

Но правда и то, что всего два года назад их было 39. Значит, за два года (кризисных года!) число интернет-бизнесменов увеличилось более чем на 20% − и это без активной помощи государства.

«Много» это или «мало»?

Мало – если считать, что эти предприниматели САМИ могут вытянуть переход к инновационной, «умной» экономике.

Много – если повесив нос бубнить, что у нас «ничего нет», «мы отстали от США НАВСЕГДА» и т.д.

Бизнесмены от «умной экономики» меньше всего склонны к трескучему казенному патриотизму и административному восторгу. Послушаешь их – никто так не умеет раздраконить всю нашу Систему, с ее «бардачным воровством и отсталостью».

Но сам факт, что они есть, что их число растет и растет БЫСТРО – сам этот факт говорит о том, что у нас есть шанс.

Есть шанс подружиться и с цифрами XXI.