Если не все, то совершенно точно — большинство жителей РФ уверены, что за годы путинизма экономика выросла и жить стало лучше. Но если кто-то захочет выяснить, за счет чего же жизнь улучшилась, то встанет перед непростой задачей. В массовом сознании укоренилось мнение, внедренное через зомбоящик, что Путин прищемил хвосты олигархам и заставил крупный бизнес быть социально ответственным. Но это наглейшая брехня в чисто геббельсовском стиле — «ложь, чтобы в нее поверили, должна быть фантастической». Олигархи появились при Ельцине, и в 1997 г. Форбс впервые зафиксировал в стране четырех миллиардеров (Березовский, Ходорковский, Алекперов, Вяхирев) в рейтинге следующего года сохранилась всего одна фамилия (Потанин с жалкими $1,4 млрд).

В 1999-2000 гг. олигархи были настолько «бедными», что никто из них не мог похвастаться состоянием, превышающим заветный миллиард. И лишь после того, как Путин якобы прижал олигархов, они начали стремительно богатеть стахановскими темпами (см. таблицу) и под занавес второго срока Путина их число достигло 110 человек. Учитывая, что совокупное состояние россиянских богачей росло гораздо быстрее, чем ВВП страны, то становится очевидно, что не страна стала богаче за счет раскулачивания толстосумов, а как раз наоборот. Так что аргумент о социальной озабоченности путинского режима совершенно не канает.

БАРРЕЛЬ, КАК МЕРИЛО ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ РФ

Вторая причина «роста экономики» известна, без сомнения, всякому мало-мальски грамотному гражданину — рост доходов от продажи углеводородного топлива, вызвавший некоторое оживление экономики. Но оживление оживлению рознь. Если экспорт нефти и вызвал оживление производства, то исключительно в областях, обслуживающих ТЭК. И наоборот, отрасли, не связанные с экспортом, стремительно загибались — например, гражданское авиастроение (за все годы путинизма-медведизма под шумок разговоров о модернизации и высоких технологиях произведено аж целых 5 устаревших Ту-154).

А вот видимая часть «роста экономики» — не совсем рост экономики. Правильнее назвать это ростом потребления. То есть нефтедоллары при Путине вовсе не инвестировались в экономику, ТЭК не стал локомотивом, вытаскивающим народное хозяйство страны из той выгребной ямы, куда его запинали реформаторы. Свалившиеся на голову подобно манне небесной сверхдоходы просто тупо разворовывались или сливались на потребительский рынок. Чем был вызван бешенный рост цен на недвижимость во второй половине 2000-х? Да просто нефтедоллары в РФ было НЕКУДА ВКЛАДЫВАТЬ, вот на рынке и стали надуваться пузыри (биржевые спекуляции, недвижимость, земля, потребительское кредитование), поглощавшие свободные капиталы. Кризис, как ни странно, не вызвал значительного падения цен на недвижимость в соответствие с классическим постулатом о равновесии спроса и предложения. Вместо этого лишь многократно снизились объемы строительства, а колоссальное количество незавершенных объектов оказались замороженными.

Теперь весьма интересный вопрос — каким же образом ТЭК смог стать денежным насосом. Судя по приведенному графику нефтяные цены не так чтобы уж очень радикально подскочили — со средневзвешенных $16 за баррель при Ельцине до средних $40 в путинское десятилетие. Годовая средневзвешенная цена нефти даже немного падала в 2002 г. К тому же следует учитывать, что номинальное повышение цены барреля в долларах вызвано девальвацией, то есть если считать цену нефти, например, в золоте (корреляция между долларовой ценой нефти и курсом доллара к золоту показана зеленым цветом), то лишь временами рост стоимости нефти опережал дорожающее золото. Таким образом мы приходим к выводу, что получить ударную дозу валютных доходов РФ могла не столько за счет роста нефтяных цен, сколько за счет увеличения экспорта. Так ли это?

Да, это так (см график ниже). Вот мы и подошли к самому интересному вопросу — каким образом была увеличена добыча нефти в РФ? Месторождения Западной Сибири с конца 80-х находятся в стадии падающей добычи (пик пройден в 1987 г.), приволжские промыслы — тем паче. Месторождения Восточной Сибири по большому счету не осваиваются — слишком дорого, да и инвестиционных капиталов для этого нет (куда деваются сверхдоходы сказано выше). Сахалинский шельф благополучно подарили западным компаниям при Ельцине на кабальных условиях — теоретически РФ что-то получит с этого только тогда, когда инвесторы «отобьют» свои затраты, но практически это светлое время так же недосягаемо, как линия горизонта. В 2010 г. началась промышленная добыча разве что на шельфе Северного Каспия, но если честно, лучше бы ее не начинали, ибо рыба начала массово дохнуть еще на стадии разведочного бурения (нефтяники официально тут, разумеется, не при чем) — в итоге если кучка олигархов и получит от этого гешефт, нам достанется лишь изгаженная экология и сладкие воспоминания о жирной волжской рыбке.

Тем не менее, именно с 2000 г. в РФ наблюдается неуклонный рост нефтедобычи, и именно за счет истощенных западно-сибирских месторождений. Секрет этого чуда обозначается тремя буквами — ГРП, что означает «гидравлический разрыв пласта». Объясняю на пальцах: нефть вязкая и поэтому, чтобы нарастить добычу, надо или применять мощные насосы, или разрабатывать больше месторождений. Но мощные насосы (электрические центробежные — ЭЦН), опускаемые к забою скважины, опасны, ибо интенсивный отбор нефти приводит к снижению давления в призабойной области пласта, и при превышении компрессии насыщения начинает выделяться газ, который забивает капилляры пласта и приток нефти к скважине прекращается. Аксиома такова: чем медленнее отбирать нефть, тем большее ее можно извлечь. На родине промышленной нефтедобычи — США на трех четвертях скважин используются старомодные насосы-качалки, но коэффициент извлечения нефти (КИН) там в среднем 50%. В СССР он был на уровне 40%, сегодня скатывается (или уже скатился) к 20% при том, что 80% скважин оснащены ЭЦН.
В чем заключается процесс ГРП: в добывающую скважину под давлением в несколько тысяч атмосфер, расширяющем поры пласта, закачивается специальный расклинивающий раствор, содержащий крупнозернистый песок. Песок забивает расширившиеся капилляры и не дает им схлапываться. В результате приток нефти резко возрастает, и ее берут без всякой меры с помощью ЭЦН. Но праздник длится недолго. Вода из нагнетательных скважин (воду закачивают внутрь пласта для поддержания давления, ибо нефтяные фонтаны остались в далеком прошлом, самотеком нефть из скважин не идет) быстро находит дорогу к трещинам в пласте и поскольку обладает меньшей вязкостью, чем нефть, прорывается к добывающей скважине. Все, эта скважина отдала свои сливки, и через год-два к эксплуатации становится непригодна. Я, конечно, упрощаю, но суть верна. То есть, грубо говоря, вместо миллиона тонн нефти, которую может дать месторождение в течение 50 лет, из него выжимается 200 тысяч тонн, но здесь, сейчас и дешево. Что останется будущим поколениям? А это их проблемы! Хотя, какие к черту будущие поколения? Вопрос следует ставить иначе: что достанется нам, ныне живущим лет эдак через 20? Я почему-то надеюсь до 50 лет (может уже не стоит?).

НАШЕ ДЕЛО — ТРУБА!

Вообще-то гидроразрыв, если его правильно применять, полезен, но это если правильно. На родине промышленного ГРП в США он применяется в основном на газовых месторождениях, а на нефтяных только в случае их истощения до порога рентабельности (кстати, там считаются рентабельными скважины, дающие всего 200 кг нефти в сутки). У нас же компании принялись рвать еще не выработанные скважины и снимать сливки, пока баррель в цене. Но это еще не все. Настоящее чудо путинской эпохи состоит в том, что резкое повышение добычи нефти сопровождалось сокращением используемого скважинного фонда — «нерентабельные» скважины из эксплуатации выводили, персонал сокращали. Это называлось оптимизацией производства. Промысловые издержки, судя по хвастливым корпоративным пресс-релизам, сократились до 2 долларов за баррель. Столько стоит добыть нефть в Кувейте, но не в Сибири! Однако патриоты-государственники путинского призыва победили не только природу, но и законы физики. При Абрамовиче ноябрьские месторождения нещадно рвали и нефть хапали. Что сделала государственная «Газпромнефть»? Она стала применять гидроразрыв горизонтальных скважин. Это, конечно, давало фантастическое увеличение дебита, но на короткое время. ГРП вериткальной скважины гробит ее, а при горизонтальном гидроразрыве хана всему пласту. Выводы, надеюсь сделать нетрудно. Если трудно, то я помогу: никакой Запад не в состоянии лишить русских их недр так быстро и эффективно, как это делают медвепуты-«патриоты».

Экономика страны стремительно стала нефтегазовой. По оценкам Игоря Башмакова уже к 2005 г. нефтегазовый сектор страны составлял 37,2% ВВП, совершив более чем полуторократный рост с 2003 г. Более половины добываемых углеводородов идет на экспорт. В 2007 г. из рекордных для постсоветского времени 491 млн. тонн добытой нефти 253 млн. тонн (52%) вывезли за рубеж. Впрочем, следует учитывать еще и косвенный вывоз энергоносителей путем экспорта продукции энергоемких металлургии и химической индустрии. Сергей Кара-Мурза в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» привел такие цифры: В 1985 г. внутреннее потребление на душу населения в РСФСР составляло 2,5 тонны нефти, а в 2003 г. лишь 0,74 тонны. Фактически около 3/4 добываемого углеводородного топлива из страны вывозится. Взамен притекает валюта, которая через потребительский рынок стремительно высасывается обратно за рубеж. Вот такая нехитрая парадигма путиномики сложилась в годы «стабилизации и экономического роста».

Сколько еще может длиться коту масленница? При развале Советского Союза РФ достались в качестве наследства разведанные нефтяные запасы в 12 миллиардов тонн. Сегодня они сократились примерно до 8 миллиардов (вообще-то с 2001 г. данные о запасах нефти засекречены, чтоб не пугать обывателя). Годовая добыча находится на уровне 450-500 миллионов тонн. Прирост запасов отрицательный. Да и добыча начала падать с конца 2007 г. (и это на фоне просто заоблачных цен того периода!), поскольку все сливки уже сняли в предшествующие годы. Выводы способен сделать даже ученик пятого класса: даже в случае, если мировые цены на нефть не будут катастрофически падать, как в 1998 г., медвепутская РФ доживает свои последние годы. Да, можно хорошо жить, разворовывая экономический потенциал, созданный в советскую эпоху. Да, можно еще сколько-то протянуть, воруя невосполнимые углеводородные запасы у будущих поколений. Но вечно это продолжаться не может.

РАДОСТЬ НЕВЕДЕНИЯ

Справедливости ради следует заметить, что существует и позитивный сценарий светлого будущего медвепутской «энергетической сверхдержавы». На чем он базируется? Будете смеяться, но он основан на том, что ученые-геологи ошибаются. Например, некоторые деятели считают, что на самом деле нефтяные запасы в РФ гораздо больше прогнозных, потому что «хрен его знает, сколько там нефти в километре от поверхности земли». Ведь оценки делаются, без всякого преувеличения, на глазок. Бывают случаи, когда в ходе эксплуатации скважины получали нефти в 2-3 раза больше прогнозных оценок. Но, во-первых, ошибаться геологи могут как в ту, так и в другую сторону. Во-вторых, не все запасы, какими бы громадными они ни были, являются рентабельными. Например, американцы пришли к выводу о нерентабельности добычи нефти на шельфе Аляски, хотя по предположениям там нефти почти как в Кувейте. В-третьих, если уж лелеять мечту о наращивании запасов, то надо активно заниматься геологоразведкой. Однако именно при Путине был фактически отменен налог на восстановление минерально-срьевой базы. Если раньше действовал принцип, согласно которому разведка новых запасов не должна отставать от показателей добычи, то ныне государство просто самоустранилось из области геологоразведки (эх, где ты, великий и могучий Мингео СССР?), предоставив добывающим компаниям самим играть в рулетку с матушкой-природой. Желающих исследовать недра за свой счет нашлось немного.
По поводу негативного влияния ГРП на извлекаемость нефти так же существует «удобное» мнение, что лет через 25-30 изуродованные гидроразрывом месторождения самореанимируются и добыча на них вновь станет рентабельной. На чем базируется подобный оптимизм? Опять же на незнании. Поскольку ГРП в РФ широко применяется всего с десяток лет, то еще через два десятилетия можно будет точно сказать, подтвердится ли это предположение. Пока же практика однозначно показывает резкое снижение коэффичиента нефтеотдачи пласта после гидроразрыва.

А путинский стабилизец тем временем медленно и незаметно, но неотвратимо трансформируется в полный пипец. Не следует забывать, что социальная стабильность в РФ держится не только на телегипнозе, но и на нефтедолларовом наркозе. Без своевременной инъекции у больного начнется жестокая ломка.