Начались посевные работы в северном регионе страны. Раньше это время называли началом битвы за большой хлеб, и все средства массовой информации пестрели эпизодами этой борьбы, а партийно-советские органы вели ежедневный жесткий контроль соблюдения установленного графика посевных работ. Каждое утро на стол всех партийных руководителей районов и областей ложились цифры, отвечающие на вопросы: на какой площади «закрыта влага», сделана предпосевная культивация, внесены удобрения, а самое главное — на какой площади посеяна пшеница.

Хотя опытные агрономы понимали, что спешка может обернуться недобором урожая, но все же на душе было легче, когда график посева соблюдался, и особенно, если хозяйство выходило в передовики. Как говаривал знаменитый курганский почетный академик Т.С. Мальцев: «Каждую весну меня всячески ругали за поздние сроки посева, а каждую осень награждали за высокую урожайность зерна». Сейчас такой плотной опеки нет, и каждый решает на свой страх и риск, когда и что сеять, пишет на страницах издания «КазахЗерно.kz» академик НАН РК, член совета директоров ИСТРО Мехлис Касымович Сулейменов.

В отличие от советской модели, руководимой компартией экономики, рыночные подходы отличаются отсутствием прямолинейности при определении, что такое хорошо и что такое плохо. Компартийный подход требовал унификации всех полевых работ, сведения их в строго регламентированные рамки, внутри которых можно было легко держать неусыпный контроль за всеми действиями исполнителей в масштабе совхоза, района или области.

Например, всем начинать сеять пшеницу в один день 15 мая и заканчивать его всем 25 мая. Все, кто не укладывался по разным причинам в эти сроки, держали ответ перед вышестоящим начальством. Давали установку, на какую глубину заделывать семена, и уполномоченные райкомов и обкомов партии строго следили с линейками в руках, как это требование соблюдалось. За несоблюдение этих правил грозило партийное взыскание вплоть до снятия с занимаемой должности руководителя совхоза.

При таких подходах, естественно, экономические расчеты уходили на второй или даже третий план. В отличие от того времени принципы рыночной экономики можно назвать антисоветскими, так как на первое место вышли экономические критерии, а потом уже вопросы производства продукции, например, урожайность. Хотя в жизни случаются и противоречия, когда акимы требуют обязательного повышения уровня производства,так как их самих также продолжают аттестовать по этим показателям.

В результате двадцатилетней борьбы за выживание, в условиях переходного периода к дикому варианту рыночной экономики, в сельском хозяйстве образовались три группы хозяйств. Наиболее успешно развиваются крупные агрохолдинги, подмявшие под себя обанкротившиеся коллективные предприятия, и сочетающие крупномасштабное производство зерна с его переработкой и хранением. Они оснащены современной техникой и имеют достаточно ресурсов для выполнения современных технологий посева, основанных на широком применении химических средств защиты растений.

Вторая группа — это среднего размера хозяйства в рамках бывшего совхоза, оформленные в виде ТОО или КХ. Они занимают промежуточное положение и достаточно эффективны, иначе бы их давно съели. В третью группу входят крестьянские хозяйства, которые имеют около 300-400 га пашни, по нашим меркам, мелкие, хотя по американо-канадским меркам — это и есть обычные фермерские хозяйства, которые кормят не только свою страну, но и обеспечивают превосходство этих стран на мировых рынках зерна.

В наших условиях класс мелких крестьян образовался в результате выделения из коллектива бывшего совхоза активных работников, пожелавших самостоятельно вести хозяйство при наличии ограниченного парка списанной техники советского образца.Один из принципов выживания такой группы фермеров в сложных условиях повышения цен на технику, топливо и услуги, является взвешенно-рыночный подход к выбору технологии возделывания, то есть выполнять только те агроприемы, которые обеспечивают экономически оправданный урожай при минимальных затратах.

Эта вполне обоснованная тактика позволяет им сосуществовать рядом с крупными компаниями с их навороченной, но дорогой техникой. Но такая тактика требует абсолютно точного выбора небольшого набора технологических решений. Не всегда, конечно, расчеты оправдываются, но есть определенные закономерности, которые надо знать.

Обычно мелкие фермеры ограничиваются посевом одной культуры — яровой пшеницы. Во-первых, эта культура наиболее простая в требованиях к агротехнике возделывания. Во-вторых, крестьяне знают, как продать зерно урожая. С другими культурами дела осложняются тем, что возникают проблемы с деталями агротехники, а также есть проблемы со сбытом небольшого количества продукции. С этим не поспоришь, но все-таки добавление к пшенице ячменя даст больше шансов на маневр во время посевной, так как ячмень можно сеять позже пшеницы.

Из агротехнических приемов важнейшим является срок посева. В большинстве лет оптимальные сроки посева яровой пшеницы приходятся на период с 20 по 25-27 мая. Для наших фермеров это очень важная особенность нашего северного региона, так как, например, в западном регионе, где надо сеять рано весной, растягивание сроков посева ведет к большим потерям урожая. А на севере задержка посева может даже дать дополнительный сбор зерна. И другие культуры, как рапс, горох и нут, которые обычно сеют раньше пшеницы, также можно сеять позже без большого риска для урожая. Поэтому в условиях северного региона можно обходиться небольшим набором техники и сеять пшеницу спокойно две недели, таким образом, сокращая затраты.

Количество предпосевных обработок можно уменьшить за счет операций по закрытию влаги. Иногда делают предпосевное лущение дисковыми лущильниками, а потом еще сеют сеялкой-культиватором. Обычно в этом нет большой необходимости. Но если сорняки перерастают, конечно, этого допускать нельзя, и всходы сорняков надо уничтожать мелкой культивацией или гербицидами. Фермеры, как правило, не склонны делать затраты на гербициды, поэтому можно заменить их мелкими культивациями с помощью тех же сеялок-культиваторов.

Сеять надо как возможно мельче, но, естественно, во влажную почву, то есть на ту глубину, где есть влага. Нередко посев прекращается из-за дождей, а после него продолжают сеять на ту же глубину, что увеличивает затраты и снижает производительность труда.

Нормы высева семян надо применять минимально допустимые, но, конечно, посев должен быть качественным, чтобы не было сильного изреживания посева. Многие сеют по 150 кг семян на гектар и больше. Это большая перестраховка, которая фермерам не нужна. Но главное, чтобы посев был чистым от сорняков. На опрыскивании посевов зерновых культур во время фазы кущения экономить не следует.

Фермеры часто экономят на семенах, применяя для посева зерно прошлого урожая. Для них совершенно необязательно сеять семенами высших репродукций, но семена должны быть чистые и проверенные на всхожесть, иначе, и густой посев не спасет.

Минеральные удобрения большинство фермеров не применяет, так как у них нет ресурсов для их покупки. С другой стороны, они не уверены, что удобрения компенсирую затраты на их приобретение и внесение. Здесь есть большая доля правды. Дело в том, что простой факт применения минеральных удобрений не гарантирует рентабельность на любом поле.

Как показывают данные опытов, максимальная отдача от внесения минеральных удобрений получается при высокой культуре земледелия, то есть когда посевы обеспечены влагой и поле свободно от сорняков. А если в почве при посеве мало влаги, а сорняков много, то внесение удобрения даст только убытки. В целом, соблюдение полного комплекса рекомендаций обеспечивает рентабельное возделывание зерновых и масличных культур в северном регионе, но нужно своевременное и точное выполнение рекомендаций науки.

В то же время, при недостатке средств для выполнения всего комплекса полевых работ, можно вести экономически целесообразное зерновое хозяйство и при ограниченных средствах, так как прибыль складывается из цены на полученную продукцию минус произведенные затраты. Для этого крупным компаниям, ведущим земледелие на современном уровне, но с большими затратами, надо получать урожайность пшеницы не ниже 15 центнеров с 1 га, а фермеры для того, чтобы работать без убытков, могут обойтись урожайностью на уровне 8-10 ц/га.

Фермеры могли бы кооперироваться как для выполнения полевых работ, так и для реализации продукции. У нас это не идет, так как нет понимания, как это делать. Также нет взаимного доверия, но всегда есть опасения, что тебя опять хотят обмануть.

Что касается ведения животноводства, то сложившееся мнение, что скотоводство можно выгодно вести только в крупных хозяйствах, не совсем правильно. В Канаде, например, фермеры, занимающиеся молочным скотоводством, имеют поголовье по 150-200 голов. Обычно они сочетают молочно-товарное производство с земледелием, в первую очередь, обеспечивая себя кормами. Для мясного скотоводства канадские фермеры обязательно имеют улучшенные пастбища, и применяют набор пастбищ, чередуя выпас на житняке, волоснеце и овсе. То есть все делают по уму. Мы также это знаем, но идем, как всегда, не в ту степь.

Условия для получения урожая в этом году пока складываются на уровне ниже среднего. Зима повсеместно была малоснежной, и не обещала хорошего промачивания почвы. Весной кое-где прошли дожди, местами хорошие. Это изменило ситуацию, но создалась пестрота по увлажнению почвы к посеву. Все же опять больше надежды на дожди в июне, которые, если будут хотя бы на уровне средних многолетних данных, дадут надежду на среднюю урожайность. Качество посевных работ, как всегда, дает колебания урожайности в пределах 10-30 процентов.