Столичные власти продлили соглашение о «заморозке» цен — на этот раз до 1 мая. Однако уже стало ясно — госконтроль за продуктами не мешает их стоимости стремительно расти, а кошелькам москвичей — худеть. Более того, «заморозка» фактически сыграла против рядовых покупателей, сделав традиционный набор продуктовой корзины ещё дороже С 15 октября, когда цифры на ценниках попытались «усмирить» на государственном уровне, до сегодняшнего дня стоимость продуктов питания в столичных супермаркетах увеличилась в среднем на 8-10%, а по отдельным группам товаров, как свидетельствуют эксперты, — аж на 50-70%! Почему это произошло?

Причина №1: строгая диета подходит не всем Правительственное регулирование цен касается лишь скромного списка продуктов — в него входят растительное масло, маложирные молоко и кефир, белый и чёрный хлеб, яйца. Чтобы не почувствовать на себе глобального подорожания, в буквальном смысле слова нужно сидеть на молоке и хлебе, причём на самых дешёвых. Однако даже по этим продуктам с правительственными мерами согласны не все производители и продавцы (ведь заключение договора по «заморозке» — дело ДОБРОВОЛЬНОЕ!) — например, часть торговых точек (как крупные супермаркеты, так и несетевые магазинчики) накручивает цены и на социально значимые товары, ссылаясь на «законы рынка», — и запретить им это делать не может никто.

Причина №2: «козлы отпущения» Согласно госограничению, наценка продавцов на «замороженные» правительством продукты не может превышать 10%. Но это оборачивается… ещё большим разорением для покупателей.

— Чтобы компенсировать собственные издержки, возникающие из-за продажи молока или хлеба по сниженной цене, продавцы стараются накручивать цены на другие ходовые продукты, — объясняет старший преподаватель Высшей школы экономики Евгений Надоршин. — Например, сдерживая рост цифр на ценниках хлеба и масла, на 30-50% поднимают цену на сыр, творог, печенье, макароны, мясной фарш и т. д.

Причина №3: урезанный ассортимент Эту же цель преследуют продавцы, заменяя в своём ассортименте социально значимые товары более дорогими аналогами.

— Предположим, фиксированной осталась цена на обычные батоны «Нарезного», — рассказывает предприниматель Сергей Р., владеющий небольшим продуктовым магазином, — мы сократили его поставки вполовину. На прилавок выкладываем, как полагается, с объявлением о том, что хлеб продаётся по «замороженной» цене. В то же время накинули цену на другие батоны, чуть дороже. Дешёвый «Нарезной» быстро кончается, и покупатели вынуждены брать другой, который мы продаём с накруткой, — не ходить же в поисках дешёвого батона по окрестным магазинам». Аналогичный рост цен пришёлся на все товары, которыми так или иначе можно заменить «замороженные», — фиксированная цена хлеба обернулась ростом цен на сдобные булки, пряники; молоко и кефир «подбросили» ряженку, йогурты и т. д.

Причина №4: фиктивные «руки» Ещё об одной причине роста цен с октября заговорили в правительстве Москвы. Фирмы-однодневки, создающие длинные цепочки, по которым товар поступает в магазины через пятые-шестые руки.

— Нужно законодательно вводить ограничение на торговую наценку в магазинах, — на днях вновь прокомментировал эту проблему мэр Москвы Юрий Лужков. — Это цинизм, спекуляция и несоответствие нормальному, цивилизованному рынку, когда между производителем и потребителем по четыре-пять посредников.

Ведь накрутка делается КАЖДЫМ посредником! Например, отпускная цена батона хлеба — 9,3 руб., на прилавках он оказывается по 13-15 руб., если в цепочке присутствует несколько посредников — служба доставки и т. д.

— С ноября и мы начали регулярное проведение рейдов с целью выявления подобных преступных схем, — рассказал начальник пресс-службы Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД г. Москвы Филипп Золотницкий. — Уже заведено несколько десятков уголовных дел, закрыты десятки фирм-однодневок.

В результате на оправданное удорожание продуктов вследствие роста мировых цен на сырьё, взлёта стоимости нефти и, как следствие, — бензина (в Москве он с октября по январь подорожал в среднем на 2 руб.) накручиваются ещё и спекулятивные надбавки. За что покупатель расплачивается — в прямом смысле — из собственного кошелька.