Национальный банк республики объявил о фактической девальвации местного рубля. По сообщениям из Минска, курс белорусского «зайчика» за несколько часов упал сразу на 30%. Однако даже по такой цене наличных долларов и евро в обменных пунктах по-прежнему нет.

Бродить меж прилавков, тяжело вздыхая при виде цен. Что такое валютный кризис, покупатели на рынке ощутили раньше всех. Продавцы чутко отреагировали на изменение климата в экономике. По официальным данным, за последние 4 месяца цены выросли почти на 11%. По неофициальным – вдвое.

Дорожают не только заморские фрукты. Продавцы меняют ценники на местные товары, утратив веру в безоблачное будущее белорусского рубля. И даже такие заманчивые на первый взгляд цифры, сохранившиеся во многих обменных пунктах Минска, никого не обманывают, валюты нет — закончились даже российские рубли. Пришедшие сюда рассчитывают на чудо.

Валюты нет в продаже почти два месяца. Еще в начале весны по стране поползли слухи о грядущей девальвации белорусского рубля. И люди бросились скупать доллары, евро и рубли российские, моментально опустошив обменные пункты. Свою роль сыграла и белорусская специфика — дороже официального курса валюту продавать было нельзя, и она сразу стала дефицитом.

«Правительство неадекватно реагирует на создавшуюся ситуацию, пытается решить проблему административными методами и, естественно, люди реагируют нервно, реагирует валютный курс, который на черном рынке составляет уже за доллар 5 тысяч 300 при официальном курсе 3 тысячи 100», — пояснил ситуацию экономист, директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук.

Если в феврале белорусы купили 12 миллионов долларов, то в марте — уже 700 миллионов. Ажиотажный спрос истощил золотовалютные резервы страны — с начала года они, по официальным данным, сократились на четверть. Безуспешно пытаясь спасти заниженный курс белорусского рубля, власти потратили больше миллиарда долларов. В итоге валюту перестали продавать даже банкам. Вскоре из продажи начали исчезать импортные товары. А те, кто зависит от заграничных поставок, стали терять работу.

Небольшой частный завод еще продолжает выпускать упаковку. Но из четырех станков работает только один. Остальные заглушены, потому что сырье импортное, а купить его не на что. С трех рабочих смен перешли на одну, сократили зарплату и урезали штат, но если ничего не изменится, завод придется закрыть. Это типичная картина для белорусских предприятий.

«Возможен вполне производственный кризис, уже 600 тысяч людей осталось без работы; вполне возможно, что это приведет к официальной безработице, к дефициту бюджета и к полноценному дефолту белорусских предприятий и банков», говорит Ярослав Романчук.

Причиной называют популистскую экономическую политику в Белоруссии перед недавними выборами президента. Страна жила не по средствам — покупала больше, чем продавала. И теперь расплачивается за недальновидность властей.

Государственное телевидение успокаивает зрителей картиной изобилия на магазинных полках, а президент страны с экрана призывает граждан работать лучше — и это единственный рецепт спасения экономики.

«У нас уже появилась еще одна негативная тенденция — работаем с прохладцей, наполовину рабочего времени; половину даем того, что должны давать, а жить хотим хорошо, так не бывает», — заявил в своем выступлении глава Белоруссии Александр Лукашенко.

Исправить ситуацию Минск надеется с помощью кредита на 3 ллиарда долларов, который он просит у России и ЕврАзЭС. Сегодня же Нацбанк Белоруссии повысил ставку рефинансирования с 13% до 14% годовых, а также отменил ограничения по курсу покупки-продажи иностранной валюты, по сути, отпустив национальный рубль в свободное экономическое плавание. Витрины некоторых банков тут же отразили его приблизительную стоимость — по сравнению со вчерашним днем белорусский рубль потерял почти 30%. Однако для больной белорусской экономики такое лекарство заметного облегчения не принесло. Даже по такому курсу купить валюту невозможно – денег в обменниках по-прежнему нет.